Календарь событий

24 января 2024 года – 90 лет со дня рождения Ариадны Адамовны ЯКУШЕВОЙ (24 января 1934 – 6 октября 2012)

Ариадна Адамовна Якушева
            «Мои родители — и мать, и отец — деревенских корней. А я родилась в Ленинграде, но всю жизнь прожила в Москве», — так говорила сама А. Якушева. Мать, Нина Александровна, — экономист; отец, Адам Андреевич, был начальником экспортного отдела Наркомата лесного хозяйства. В войну, несмотря на служебную бронь, он ушёл добровольцем на фронт и погиб в Белоруссии летом 1943 года, будучи комиссаром партизанского отряда «За Родину».
            В 1952 году А. Якушева, не пройдя по конкурсу на журфак МГУ, оказалась зачисленной на факультет русского языка и литературы МГПИ им. Ленина: учёба, песни, Красновский, Визбор, Кусургашев, Фоменко, Ряшенцев, Богдасарова и др. — Московский государственный поющий институт тех лет.
            После выпуска (1956) некоторое время работала учителем; несколько лет училась на дирижёрско-хоровом отделении музыкального училища. С песнями по путёвкам ЦК ВЛКСМ объехала всю страну. С 1962 по 1966 гг. руководила несколькими вокальными ансамблями. В 1966–1989 гг. — редактор знаменитой в своё время радиостанции «Юность». Выступать с песнями практически перестала.
            Две дочери, сын, внуки; в 2002 году умер второй муж — М. Д. Кусургашев. Вышли три книги её песен и воспоминаний «Если б ты знал» (1994), «История одной переписки» (2001) и «Песня — любовь моя» (2002).
            Так сложилась жизнь истинной звезды народной городской песни 50–60-х годов прошлого столетия — Ариадны Адамовны Якушевой.


* * *

Слушай, — *
На время время позабудь.
Лучше
Тебе спою я что-нибудь,
Чтобы теплели строгие глаза
И не оглядывался больше ты назад.
Песню
Зачем из дома понесу,
Если
Смогу найти её в лесу.
Знаешь, какой красивый лес зимой,
Её с мороза принесу тебе домой.
                        В синие сугробы
                        Убегает день...
                        Если петь тебе, то надо, чтобы
                        Песня начиналась здесь.
Хочешь,
В ней вспыхнут лунные огни,
К ночи
Хрустальный лес в ней зазвенит.
Будет в ней дерзость ветра, свежесть щёк,
Скажи мне только, что хотел бы ты ещё...
Скажешь —
Поймаю песню на лету,
Наши
Про нас чего-нибудь сплетут.
Только не в песнях дело тут моих —
Мне просто нравится, как слушаешь ты их...
                        В синие сугробы
                        Убегает день...
                        Если петь тебе, то надо, чтобы
                        Песня начиналась здесь!

1956
________________________
* Здесь и далее — песни. Музыка автора.


В РЕЧКЕ КАМЕННОЙ

В речке каменной бьются камни,
По гранитным скользя камням.
Древними каменными глазами
Смотрят горы на меня.

Смотрят горы сквозь серый вереск,
Заклиная наперебой.
Я каменею, почти поверив
В их могущество над тобой.

Я немею, поверив словно
В риск на каменном краю
И в ледяную немногословность,
Так похожую на твою.

И с протянутыми руками
В этой каменной стране
Я бы навек обратилась в камень,
Чтобы ты поклонялся мне.

1963


ВЕЧЕР БРОДИТ...

Вечер бродит по лесным дорожкам.
Ты ведь вроде любишь вечера.
Подожди тогда ещё немножко;
Посидим с товарищами у костра.

Вслед за песней позовут ребята
В неизвестные ещё края.
И опять над крыльями заката
Вспыхнет яркой звёздочкой мечта моя.

Вижу целый мир в глазах тревожных
В этот час на берегу крутом.
Не смотри ты так неосторожно —
Я могу подумать что-нибудь не то.

Вечер бродит по лесным дорожкам.
Ты ведь тоже любишь вечера.
Подожди, постой ещё немножко,
Посидим с товарищами у костра.

1959


ТЫ МОЁ ДЫХАНИЕ

Ты — моё дыхание,
Утро моё ты раннее.
Ты и солнце жгучее,
И дожди.
Всю себя измучаю,
Стану я самой лучшею,
По такому случаю
Ты подожди.

Подожди. Себя тая,
Самой красивой стану я,
Стану самой умною
И большой.
Сколько лет всё думаю:
«Как бы найти звезду мою?»
А звезда — рюкзак за плечи
И пошёл.

Ты — моя мелодия,
Ты — вроде ты и вроде я.
Мой маяк у вечности
На краю.
Спросят люди вновь ещё:
«Ну как ты к нему относишься?»
Я тогда им эту песню
Пропою —

Что
Ты — моё дыхание,
Утро моё ты раннее.
Ты и солнце жгучее,
И дожди.
Всю себя измучаю,
Стану я самой лучшею,
По такому случаю
Ты подожди.

1961


НЕ УХОДИ

Снова твоё безконечное «жди»
Белой дорогой мне в окна глядит,
Снегом о снежный стучится настил.
Я не хочу, чтобы ты уходил.

В снег не хочу и в жару не хочу
Я прислоняться к другому плечу.
Хватит ли сил мне, не хватит ли сил,
Я не хочу, чтобы ты уходил.

Мне всё равно, сколько лет позади,
Мне всё равно, сколько лет впереди.
Я не хочу, чтобы ты уходил.
Не уходи или не приходи...

1965


* * *

Ветер песню поёт —
Он с привычками твоими,
А трава мне твоё
Выговаривает имя.
А рубашка твоя
В синих просеках мелькает...
Без тебя я – не я,
Вот история какая.
Для тебя одного
Вспомню сотню сказок сразу,
Ливни над головой,
Как цветы, поставлю в вазу.
А далёкой заре
Распахну навстречу двери...
Я могу умереть,
Если ты мне не поверишь.
Ни надежд голубых,
Мне не надо стажа даже.
Я могу всё забыть,
Если только ты прикажешь.
По следам бы твоим
Мне бродить тропой любою...
Может быть, это и
Называется любовью...


Постскриптум_____________________________________

Из статьи Дмитрия Сухарева

«А друг рисует горы, далёкие, как сон…»*


Положим на чашу весов все песни бардов-мужчин, от А до Я. На другую пусть ляжет пушинкой одна-единственная песенка одной-единственной женщины А. Я.

Ты — моё дыхание,
Утро моё ты раннее,
Ты — и солнце жгучее,
И дожди…

Чаши качнутся, и мы своими глазами увидим, какая из них перевесит.
Не было силы, способной заставить Аду петь что-либо, кроме собственной любви. Если песня — речка, то реки Ады Якушевой слились в великое Море Любви. Другого подобного нет и, наверное, уже никогда не будет.

* * *

В 2009 году Р. Шипов опубликовал свой сборник «Классика бардовской песни»; во вступлении, среди прочего: «Принято считать (прелесть какая! — кем? когда? — А. В.-М.), что в эту группу входят следующие “полные” барды...».
Названы восемь имён, среди которых Ады Адамовны Якушевой... нету.

___________________
* «Вечерний клуб», 16–22 января, 1997 г