Антология

Семён Виленский (13 июня 1928 г − 23 апреля 2016)

Семён Самуилович Виленский
Родился в Москве. С 1945 года учился на филологическом факультете Московского университета. Арестован в 1948 году. Обвинялся по статьям 58-10 и 58-8/17 (террористические намерения). Во время следствия более трёх месяцев содержался в Сухановской тюрьме. Осуждён Особым совещанием на 10 лет лагерей. Срок отбывал на Колыме в особых лагерях (Берлаг). Освобождён в 1955 году. В 1963 году вместе с Б. Бабиной, З. Гандлевской, П. Мясниковой, И. Алексахиным и другими узниками колымских лагерей создал колымское товарищество. В 1989 году 100-тысячным тиражом вышла составленная им книга «Доднесь тяготеет» − воспоминания двадцати трёх узниц Гулага. Авторы её решили объединиться и вместе с колымчанами создали Московское историко-литературное общество «Возвращение», официально зарегистрированное в 1990 году, в котором Семён Виленский − председатель. Вместе со своими товарищами, членами «Возвращения», провёл четыре международных конференции «Сопротивление в Гулаге» (1992—2002). Составил хрестоматию для старшеклассников «Есть всюду свет. Человек в тоталитарном обществе». Главный редактор издательства «Возвращение» и журнала узников тоталитарных систем «Воля». В выпускаемой «Возвращением» серии «Поэты узники Гулага» издан сборник стихов С. Виленского «Каретный ряд». Несколько его стихотворений положены на музыку Георгием Свиридовым.


* * *

Средь мокрых трав шагаю вдоль ручья
И узнаю расцветшими глазами
Овраг с набухшим лесом на плечах,
Дорогу, поле, пруд под тополями.
В ненастный день сюда явился вдруг,
Всё бросив, как влюблённый на свиданье.
И хоть одна из множества разлук
Окончила своё существованье.

1955,
Москва


ПОВОДЫРЬ

Куда ни пойдёшь наудачу,
Под радугой мир голубой, −
И всюду на тысячу зрячих
Один бедолага слепой.
А впрочем, бывает иначе:
Под радугой – чёрная ширь,
Где мечутся тысячи зрячих
И с ними слепой поводырь.

1948, Лубянка


* * *

Ослепительны сопок верха.
И опять на весенней проталинке
Голубика средь бурого мха
И кусты смолянистого стланика,
И листок иван-чая тугой
В снежном блюдце,
На солнце сверкающем...
Да и сам я сегодня — такой,
Островок, снова жизнь начинающий.


* * *

Звон колокольный, дальний –
В камеру вместе с рассветом…
Колокол слышу печальный:
«Где ты? – доносится. – Где ты?»
«Здесь я!..» − И слёзы привета,
Слёзы неволи скупые…
Не перед Богом это –
Перед тобой, Россия.

1948, Сухановская тюрьма.