Антология

Мария Аввакумова (род. 22 апреля 1943 г.)

Мария Николаевна Аввакумова (фото Н. Кочнева)

 

 

    

                                                         

Мария Николаевна Аввакумова родилась в 1943 году в деревне Кондратовской Верхнетоемского района Архангельской области. Окончила факультет журналистики Казанского университета в 1967 году. Работала пионервожатой, художником-оформителем; в качестве журналиста объехала Башкирию, Узбекистан, Татарию. Участвовала в геофизических экспедициях в пустыне Кызылкум, в Забайкалье, на Камчатке.
Первый сборник стихов — «Северные реки» — вышел в 1982 году. Позже — «Зимующие птицы», «Неосёдланные кони» и др. Значительная часть её литературной работы — переводы разных поэтов на современный татарский язык.
Сейчас живёт в Москве.

      

 

СОЧУВСТВИЕ
 
— Опадаю,
                     опадаю,
                                      опадаю, —
дерево прохожим говорит.
Но не слышат, но не понимают.
Не о дереве душа у них болит.
 
Я-то слышу. Я-то понимаю.
Только чем тебе я помогу,
если и сама я опадаю
и остановиться не могу.
 
 
ОТЕЦ
 
Он не знал, как сделать,
чтобы его любили,
чтобы его любил
хоть кто-то на этом свете.
Он не знал. И поэтому
жил сам-один незаметно.
Как соловей в куртине.
(А может — Христос в пустыне.)
 
Как соловей одинокий,
в шапочке такой же татарской,
в таком же халате сером,
сером халате больничном —
соловей стариковской больницы
с последнею кличкой «профессор»...
отец! соловей отпетый.
(А может — Христос распятый.)
 
О, спой мне, отец, сквозь чащу,
сквозь непроходимую толщу...
И, может быть, я услышу,
пойму тебя сердцем прозревшим.
(А может — Христос воскресший.)
 
 
  * * *
 
Просто в детстве я закоченела,
сколько надо солнца не взяла —
потому невесело я пела:
всё-таки на севере жила...
 
Только я веселье наверстаю
и весёлых песен напишу!
Вот я отогреюсь, вот оттаю —
и всю душу по миру пущу!
 
 
АВВАКУМОВА ЧАША
 
Боровск... норов дикий, вихревой...
там затянут нервный узел мой;
там, в стенах монашьих, меж мышат,
жилки предка — в яме — верещат;
там мозжуха косточки мозжит,
там костлявая усталых сторожит.
 
Но стоит в пяти-десят шагах
храм Мариин — знает что к чему:
не дает ни смерти на-Борах,
но и жизни не дает ему.
 
Знать, не вся ещё вскипела кипь,
не готова чаша для питья:
мыкайся, испытывай на крик
вервие честного жития.
 
Древле-Боровск — дикий, вихревой,
спутанный древесной бахромой,
а оттоль топорщатся крюки:
три суда, три века, три реки.
 
...Время — плавь. Сможешь — правь!
...Бог придёт. Да не тот.
Не заметит народ.
 
17.09.1999,
Свято-Пафнутьев монастырь